Партнерский проект
На главную
Сергей Иванов: мировая ЗОЖ-эстафета меняет российскую продуктовую корзину
Сергей Иванов

Последние годы масложировая отрасль сконцентрирована на реализации экспортной модели. Очевидно, что эта стратегия выйдет далеко за пределы 2024 года. Но, заявляя о себе как о глобальном игроке, российскому бизнесу приходится не только учитывать переменчивость рыночной конъюнктуры, но и включаться в мировые потребительские тренды. Так, в ближайшее десятилетие потребительский интерес всё больше будет концентрироваться на здоровом питании. В интервью РБК исполнительный директор УК «ЭФКО» Сергей Иванов рассказал, что на зарубежных рынках готовая масложировая продукция из России будет наращивать долю присутствия, но за место на «зеленой» полке придется побороться.

Готовая продукция со страновой спецификой

— Давая прогнозы рынку, аналитики зачастую отмечают, что основной потенциал масложирового направления сосредоточен на «среднем» переделе — производстве и реализации шрота и масел наливом — как наиболее быстро растущем направлении. Какие резервы роста есть у сегмента готовой масложировой продукции: маргаринов, жиров и фасованного масла?

— Аналитики правы, масло наливом и шрот действительно потенциально наиболее емкие рынки с большим резервом роста. Только одна наша компания планирует через пять лет в несколько раз увеличить объемы экспорта. А российское подсолнечное масло по уровню присутствия на экспортных рынках в недалеком будущем станет лидером. Не сомневаюсь, что обойдем Украину. Эта задача сама по себе непростая, однако достижимая. И ее реализация по факту трансформирует всю отрасль. В фасованном масле мы сегодня производим 1,6 млн тонн в год, из которых 25% уходит на экспорт. Удвоить объемы экспорта нашей «бутылки» — вполне посильная задача. Если говорить о других продуктовых категориях масложирового сектора, то я бы отметил экспортные рынки майонеза и B2B-жиров. Россия производит 800 тыс. тонн майонеза, 10% отправляя на экспорт, в основном в СНГ, и 1,2 млн тонн промышленных жиров, из которых по прошлому году на экспорт ушло 130 тыс. тонн. Уверен, что российские производители еще не исчерпали экспортные возможности в этих направлениях.

— Однако последние пять лет рынок готовой масложировой продукции насыщен предложением, и прирастать на внутреннем рынке фактически уже некуда. Прогресса удастся достичь исключительно за счет экспорта?

— Экспорт — один из основных источников роста. Но и на внутреннем рынке происходят изменения. Если майонезу прирастать объективно некуда, то фасованное растительное масло, маргарины и спреды с усилением тренда на здоровый образ жизни получают новые условия для прогрессивного движения. Что касается спецжиров и маргаринов для B2B, здесь гарантировано увеличение спроса со стороны смежных отраслей, в первую очередь кондитерской. Тем более что отечественная «кондитерка» завоевывает своего покупателя за рубежом. Плюс развитие канала HoReCa вносит свой вклад в структурные изменения рынка и создает дополнительное поле возможностей для масложировой отрасли в целом.

— Определяясь с возможностями на внешних рынках, есть ли понимание, где ждут российскую продукцию?

— Думаю, что все российские производители наливных масел слишком увлекаются продажами на FOB Черное море. А идти надо за потребителем, начинать продавать в портах клиентов (на CIF) и производить фасованное масло в регионах потребления. Если рассматривать наиболее перспективные направления сбыта, российское фасованное подсолнечное масло имеет потенциал в Северной Африке и Индии. Что касается российских спредов и маргаринов, наша продукция востребована в Средней Азии, а через Казахстан имеет потенциал выхода в Северный Китай. Уверен, что со специальными жирами наши производители могут смело выходить за пределы СНГ. Конечно, вряд ли есть такие рынки, куда можно зайти без конкуренции. Но отечественный производитель достаточно силен по каждой из перечисленных категорий и может конкурировать с игроками на глобальном рынке.

— Можно ли ожидать в ближайшие годы роста экспорта фасованного масла на дальних рынках?

— Российское фасованное масло и сегодня можно купить в Таиланде, Вьетнаме, Китае, Восточной Европе и даже США. Но объективности ради надо отметить, что бутылка подсолнечного масла, разлитая в России, попадает в этих странах в верхний ценовой сегмент. Для того чтобы развивать этот бизнес в дальнем зарубежье и строить действительно глобальные бренды, надо фасовать масло ближе к рынкам сбыта: либо строить свои заводы, либо развивать партнерские проекты, но нужно идти к потребителю. За счет таких моделей и экспорт наливного масла будет гораздо устойчивее.

— Самый русский продукт — майонез, ждут ли его за рубежом?

— Ключевые экспортные рынки сосредоточены в странах СНГ: Казахстане, Узбекистане, Белоруссии, Азербайджане, Грузии и Республике Молдова. Но небольшие партии отечественного майонеза, нашей «Слободы» и «Махеева» («Эссен Продакшн АГ». — Ред.), можно найти в «русских» магазинах в Западной Европе.

— Увеличить партии не планируете, накормить Европу майонезом?

— Несколько месяцев назад мы начали дистрибуцию продукции крупнейшего мирового производителя растительной еды — компании Upfield. Тогда же менеджмент Upfield предложил рассмотреть возможности поставок наших майонезов в европейские сети. Но мы пока всерьез такие проекты не рассматриваем. Продолжаем настаивать, что майонез должен иметь короткие сроки хранения, потому что без этого невозможно обеспечить его натуральность. К тому же с каждым годом потребитель всё требовательнее относится к еде, он внимательно изучает, как и из чего изготовлен продукт. Мы понимаем, что это один из ключевых трендов сегодняшнего дня. Если серьезно рассматривать выход на дальние рынки с майонезом, надо его начинать производить там.

Готовая продукция со страновой спецификой

— С жирами и маргаринами как далеко можно «пойти»?

— В B2B-сегменте до сих пор есть хорошие возможности роста. Половина экспорта маргаринов и спецжиров приходится на три страны: Казахстан, Узбекистан и Белоруссию. В ближайшие сезоны по этим направлениям ожидается хорошая динамика. Говоря о ближнем зарубежье, мы, например, с большим вниманием относимся к рынкам Украины, Армении, Таджикистана, Азербайджана и Монголии. Но и это не пределы экспортной географии. С российскими маргаринами и жирами можно смело заходить на европейский рынок, продукт соответствует всем требованиям западных компаний-потребителей. Такие мировые кондитеры, как Chipita, Mars, Mondelēz, на своих производственных площадках в РФ закупают российские спецжиры и маргарины и приглашают нас участвовать в глобальных тендерах. Наладить прямые поставки в Европу пока мешают заградительные пошлины — наши жиры там не ждут. Зато позитивно смотрим на рынок Северной Африки, где по логистике успешно конкурируем с европейскими производителями. Последним продуктом, который появился в нашем ассортименте, стал эквивалент какао-масла. Сегодня это «хайтек» мирового масложирового сектора. В мире по пальцам одной руки можно перечислить компании, которые владеют технологиями производства эквивалентов. Кроме того, есть понимание, что в ближайшем будущем глобальная конкуренция по-новому проявит себя и на потребительской полке.

— Неужели потребитель посмотрит в сторону маргаринов с интересом?

— Если вы о потребительском маргарине, то уже посмотрел. А крупнейшие компании серьезно борются за свое место на этом рынке. Тренд на здоровое питание в буквальном смысле захватил мир. Возникают отдельные направления, одно из наиболее перспективных и влиятельных — plant-basedfoods, или еда на растительной основе. Для масложирового сектора это возможность развивать спреды и потребительские маргарины. В этом контексте одной из самых показательных сделок стала покупка американским инвестиционным фондом KKR всей линейки «желтых» жиров Unilever в конце 2017 года за 6,8 млрд евро, что можно интерпретировать как ставку на кратный рост рынка спредов и маргаринов. Пусть сегодня в России производится только 64 тыс. тонн маргаринов в год, из которых почти половина экспортируется в Среднюю Азию, и это самая скромная по объемам категория из всей линейки масложировой отрасли. Но зато у этой категории есть потенциал кратного роста как внутри России, так и на внешних рынках.

— Вы считаете, что этот тренд коснется и российского рынка?

— Российский потребитель точно не останется в стороне. Россия приняла мировую ЗОЖ-эстафету. По данным ВЦИОМ, 55% населения уверено, что качество питания влияет на их здоровье. За десять лет в два раза выросло количество людей, занимающихся спортом. С 7 до 12% выросло число людей, соблюдающих диеты самостоятельно, и с 4 до 7% — по рекомендациям врачей. Сливочное масло в диетах фигурирует нечасто. По разным данным, от 16 до 48% всех россиян имеет непереносимость лактозы. Спред или современный бутербродный маргарин может стать идеальной альтернативой. По своим органолептическим свойствам, узнаваемому сливочному вкусу, пластичности сегодня он не уступает сливочному маслу. Но продукт на растительной основе имеет существенные отличия по составу. Во-первых, в нём нет холестерина, значит, можно говорить о профилактике сердечно-сосудистых заболеваний. Во-вторых, соблюдены все требования ВОЗ по уровню присутствия трансжиров — не более 2%. В-третьих, можно добиться того самого баланса насыщенных и ненасыщенных жирных кислот, и, наконец, продукт, как правило, обогащен омега-6, омега-3 и жирорастворимыми витаминами. Понимаете, маргарин, который производят масложировые предприятия сегодня, и маргарин, который вы находили на полке десять лет назад, — принципиально разные продукты.

— Растительная основа маргаринов и спредов, как правило, формируется на базе тропических масел, в том числе пальмового. Но та же ВОЗ обращает внимание, что насыщенные жирные кислоты, содержащиеся в этих маслах, требуют повышенного внимания потребителя.

— Высокий уровень насыщенных жирных кислот — проблема всех твердых жиров, в сливочном масле их больше, чем в любом растительном аналоге. Потому ВОЗ рекомендует внимательно относиться к объему потребления. В то же время мы не можем исключить из рациона потребление твердых жиров, будь они на животной или растительной основе. Еще двадцать лет назад промышленность предлагала альтернативу только в виде гидрогенизированных жиров (жидких масел, переведенных в твердое состояние за счет насыщения водородом при высокой температуре). Этот процесс имел и имеет «побочный эффект» в виде трансизомеров (трансжиров), с которым во всём мире, и в нашей стране в том числе, научились бороться. Сегодня единственный способ производить твердые жиры без трансизомеров — это использование тропических масел. Однако, подчеркну, при производстве маргаринов и спредов используется не только пальмовое масло. Для формирования сбалансированного жирнокислотного состава готового продукта полутвердые тропические масла миксуют с различными видами жидких масел: подсолнечным, рапсовым, кукурузным.

— По данным Масложирового союза России, доля потребительских маргаринов от объема переработанных полутвердых жиров составляет не более 5%, остальная продукция уходит в B2B. По вашим оценкам, сможет ли эта доля существенно измениться?

— Думаю, картина будет кардинально меняться в ближайшие пять-десять лет. Достаточно взглянуть на пример Финляндии или Швеции, где также сильна традиция потребления молочных продуктов. При этом в национальную программу здоровья Финляндии был включен специальный проект по снижению потребления сливочного масла и популяризации маргаринов и спредов. Продукты со смешанным жировым составом вводились в меню детских садов, школ и различных социальных учреждений. В результате за двадцать лет в Финляндии смертность от сердечно-сосудистых заболеваний сократилась в семь раз. Если в 1970-х более 80% населения Финляндии отдавали предпочтение бутерброду со сливочным маслом, то в 2000-х этот показатель снизился до 10%. Сегодня большинство привыкло намазывать на хлеб спред с низким содержанием жира. В крупнейшей финской сети Kesko под растительные аналоги молочных продуктов выделена целая полка. Товары «зеленой» полки, то есть растительных альтернатив молочной продукции, в этих магазинах занимают больше полочного пространства, чем традиционная молочка. Проект по популяризации потребления спредов не только виден из статистики, но и представлен наглядно на «зеленой» полке самых посещаемых супермаркетов. Полагаю, что похожий путь ждет и нашу страну, если мы действительно озабочены оздоровлением нации. Других альтернатив нет. Растительная еда, в том числе маргарины и спреды, способна эффективно решать задачу по снижению смертности от сердечно-сосудистых заболеваний и увеличению продолжительности жизни. Но даже если не брать в расчет линию национальной программы и господдержки, текущая «социология» показывает, что потребитель готов осознанно выбирать здоровые продукты, и мы планируем предложить ему спред и другие полезные альтернативы.